Psicoanalisi Isteria

Pubblicato il 14 maggio 2011 | di

0


Вклад в обсуждение истерии

Vai alla versione italiana

Бруна Марци
Доктор Психолог – Психоаналитик

Многие специалисты на протяжении последних полутора веков интересовались вопросами исследования истерии. Дебаты на эту тему не утратили своей актуальности и по сей день. Данный факт подтверждает то, что болезнь сохраняет право на существование. Однако мнения по этому поводу расходятся.

Первый факт внимания по отношению к истерии был связан с именем Фрейда и его открытием бессознательного: определенная незнакомая часть мозга порождает соответствующие симптомы и неуправляемое поведение. Сам Фрейд утверждал, что его открытие привело к необходимости отказа от образа рациональной личности, от общечеловеческого желания величия и могущества. Данный отказ был встречен крайне противоречиво. Несмотря на то, что вот уже более ста лет термины «бессознательное» и «вытеснение» используются в повседневной речи, современные психиатры и психоаналитики по-прежнему высказывают различные точки зрения по этому вопросу.

Например, психиатр G. Roccatagliata утверждает, что истерия является заболеванием «порожденным» человеком, желающим поработить женщин. Если бы современная женщина стала абсолютно свободна сексуально, получила полное равенство с мужчинами и право на сексуальное удовлетворение, истерия перестала бы иметь место в современном мире. И не только Roccatagliata высказывает это мнение. Многие ученые утверждают, что истерия является результатом сексуального подавления, навязываемого женщинам многие столетия и отрицанием женского оргазма.

Однако, в психоанализе получило распространение мнение по поводу полиморфизма истерии. Здесь несогласие касается симптоматических проявлений болезни или фаз фиксации либидо: генитального или орального. Высказывая свою точку зрения, отмечу, что истерия сегодня – такое же распространенное явление. В лучшем случае, реже встречаются некоторые её симптоматические проявления. Такие, как знаменитые «дуги» или судороги, которые в прошлом запутали врачей, готовых воспринимать истерию, как эпилепсию. Бывает также, что конверсии охватывают и другие органы и/или функции. Тем не менее, это не правило, и случаи, которые встречаются в клинической практике часто имеют такие же симптоматические проявления, какие были у пациентов Шаркота, Брейера, Фрейда. Ниже я приведу пример.

Я считаю, что трудности в установлении общей нозологии можно объяснить следующими причинами:

  1. Распространением психотропных препаратов (транквилизаторов и антидепрессантов), применяемых для подавления симптомов тревоги, часто приписываемых поспешному диагнозу «панических атак».
  2. Распространением наркотиков, изменяющих состояние сознания и поведения, затрудняющих дифференциальную диагностику.
  3. Наконец, некоторые истерические проявления были замаскированы в подходящем поведении для определенного социально-культурного контекста, как например, некоторые танцы.

Похожая картина складывалась и в Европе в период Средневековья, в годы инквизиции и церковных судов, когда женщины, считающиеся ведьмами, одержимые дьяволом и виновные в похоти, страдающие симптомами истерии, подвергались пыткам и отправлялись на костер. Любопытно замечание Фрейда в его переписке с  Флейсом. Он писал, что признания тех людей (ведьм и т. д.),  полученные под воздействием пыток, которые якобы пострадали от рук дьявола, были необычайно похожи на рассказы истерических пациентов Фрейда в сессии.

Я думаю, что истерию с её различными симптоматическими проявлениями можно считать одним из бессмертных выражений человеческой сущности.

Тем более, что разница в классификации диагностики также связана с различным представлением о функционировании психического аппарата и конверсии.

Перед тем, как перейти к сути вопроса, стоит вспомнить, что  термин «истерия» происходит от греческого слова «Υστερα», что означает «матка». Сексуальный подтекст развития истерии берет свое начало со времен Гиппократа (V век до н. э.).

Исследованием истерии занимался Платон, а затем Гален (II век н.э.). Греческие философы полагали, что проблемы женщин забеременеть провоцирует симптом, называемый «блуждающая матка».

Гален также утверждал важное влияние наличия регулярной половой жизни для психического благополучия. Тем не менее, прошло много веков, прежде чем врачи признали психический компонент этого заболевания и тот же Фрейд в начале его исследования поддержал теорию «рефлекторной дуги», согласно которой, истерия берет свое начало с возбуждения половых органов и переходит на другие органы, например на нос (еще одна попытка объяснить конверсию на строго ограниченном фоне).

В результате, врачи  часто прибегали к радикальной операции.

Можно ли говорить, что подобных мер сегодня не существует? Как могли бы мы тогда классифицировать все виды лечения психогенных расстройств, чья истинная причина кроется в отсутствии или наличии редких сексуальных отношений? Женщины проходят изнурительные обследования, тяжелые безуспешные гормональные «бомбардировки», которые только укрепляют ощущение кастрации.  И только случайно их могут направить к психологу по поводу депрессии.

Отказавшись от идеи нейрофизиологической детерминанты, Фрейд приравнял истерию к травматическому неврозу и выдвинул гипотезу ранней сексуальной травмы. В течении сессии гипноза и далее в психоаналитических сессиях ( тогда они назывались «лечебные разговоры»), пациенты часто рассказывали воспоминания сексуальных обольщений со стороны их взрослых близких родственников ( отца или дяди со стороны матери). Эти травматические события подлежали вытеснению и впоследствии проявлялись в период полового созревания.

Позже Фрейд пересмотрел теорию сексуального обольщения. Не веря своим «невротикам», он понял, что в бессознательном не существует «реальности» и ,,(…) невозможно провести различие между правдой и фантазией у травмированной личности с аффектом”. Но он не отрицал важность реальной травмы «Новые замечания по нейропсихозам защиты» 1924 г.
Фрейд признал значение фантазий, связанных с аутоэротизмом детей и их эдиповыми желаниями (владения, уничтожения).

Он также углубил концепцию психической травмы, которая не соответствует качественно и количественно реальной травме, т. е. фактам, действительности.

Психическая травма является накоплением напряжения, вызванного избытком экзогенных и эндогенных импульсов.

Последовательные изменения в психобиологическом составе определяют необходимость найти новый баланс в способах компромисса: психические и/или соматические симптомы и способы защиты.

В 1905 году Фрейд писал: ,,(…) Более сложные симптомы представляют собой преобразованные фантазии, в подтексте которых лежит сексуальная ситуация. Кому доступен язык истерии, тот поймет, что невроз является лишь вытесненной сексуальностью больного.”

Клинический случай.

В соответствии с фрейдистским подходом, я начну с описания симптомов. Однако, я хотела бы подчеркнуть, что целью психоаналитической работы и, тем более интенсивного психоанализа, не является устранение симптомов, которые, как известно, могут исчезнуть быстро, благодаря созданию невроза переноса. Для перемещения и конденсации, аналитическое отношение становится депозитарием психических конфликтов и психосоматические симптомы переносятся на психоаналитика.

Карла – блестящая студентка-медик, была последним из пяти детей в семье. Все её братья были намного старше её. Девушка  выросла  в атмосфере взрослой среды, среди более-менее стабильных пар, имеющих свою эмоциональную и сексуальную жизнь.

Карла всегда оставалась “малышкой”, которая должна идти в постель тогда, когда взрослые еще не спят. Ей оставалось лишь  подглядывать и мечтать. Таким образом, она была лишена какого-либо сексуального опыта до 26 лет; тогда она влюбилась в коллегу, с которым разделила сильное религиозное  чувство и принадлежность к секте, запрещающей заниматься сексом своим представителям. Старый трюк, чтобы избежать вагинальной дефлорации, был использован молодыми людьми, отрицающими сексуальные действия и чувство “греха”.  Но данных действий не хватило, чтобы заглушить чувство вины, которое охватило двух молодых людей.

Их отношения были садо-мазохистского типа: Карла удовлетворяла партнера в его извращенных желаниях, а также и своё желание пассивности, выраженное во многих фантазиях сексуального характера.

Во время секса Карла каждый раз возбуждалась, но никогда не испытывала оргазма и сразу же проявлялся её симптом: иногда это были ипохондрические страхи, которые затрагивали один из органов. Иногда это были судороги с тремором  и ощущением удушья. Очевидно, во всех этих сценах должны были присутствовать свидетели , то есть, родственники, которые пришли бы на помощь. Приступы происходили после сна или фантазии эротического/сексуального характера, в которых Карла видела, что она спала с братом. Девушка говорила, что после таких снов или фантазий, она находилась  как будто в трансе и не могла разобрать, насколько её приступы реальны или они нужны для привлечения к себе внимания. Очевидно, девушка не могла реализовать свои сексуальное желания, которые выражались в сновидениях и фантазиях, и её разочарование вызывало большой гнев. Фрейд пишет: “Древние говорили, что половой акт является  небольшой эпилепсией. Изменив это высказывание, можно сказать, что судороги являются эквивалентом полового акта”
В течении многих лет врачи разных специализаций консультировали Карлу, подозревая как разного рода рак, так и судороги. Все диагностировали расстройство нервного типа. Но ее это заключение не удовлетворяло: тогда пришли к выводу, что это – нарушение обмена веществ. Ей были предписаны небольшие, но частые приемы пищи. И тогда Карла вернулась к своему прежнему ощущению маленького ребенка с шестиразовым питанием, и поскольку она не могла  самостоятельно просыпаться среди ночи, чтобы поесть, то заставляла близких будить её.

Её желание стать взрослой (родители, братья) не получало подтверждения: девушка никак не могла выйти замуж, она каждый раз влюблялась в недостойного или социально-культурно низкого уровня человека, и её либидо было заблокировано на инцестуозный объект (отец, брат).  У подобных людей оральные компоненты являются свидетельством защитной регрессии, а не просто показателями фиксации на данном этапе: не удается получить доступ к генитальной сексуальности, которая предполагает четкое определение пола и её взаимодополняемость. Они регрессируют на предыдущие этапы сексуальности, чтобы отрицать кастрацию. Тем не менее, благодаря курсу интенсивного психоанализа, девушка успешно решила свои проблемы, вышла замуж за молодого человека, которого все в семье полюбили и родила двух детей.

Ядро истерии  состоит из торможения удовлетворительной генитальной сексуальности и функции воспроизведения. Происхождение можно найти в эдиповом конфликте и в фиксации на фаллической стадии. Я считаю, что соматическое удовлетворение, позволяющее истерии символически выразить конфликт, используя часть тела, оставалось таким в течении многих столетий, хотя финотипические проявления могут меняться или  иногда быть скачкаобразными.
Данный факт объясняется тем, что тело становится объектом перенесения из-за внутренней ,,(…) агрессивно-сексуальной идентичности определенных психических или соматических сущностей”.

Для примера, чтобы лучше понять эту концепцию, давайте рассмотрим отношение между необходимостью рожать детей, как биологической функцией, и желанием материнства. Одно из них является соматическим аспектом,  другое – психическим того же влечения; можно сказать, две стороны одной медали. Неудовлетворение одного влечения эквивалентно привнесению разочарования на другое и, как следствие, конфликт может ударить по обоим полюсам: и психическому, и соматическому, в зависимости от психотипа человека.

Можно сказать, что древние были правы, называя это заболевание «Υστερα», то есть «матка». И понимание того , что под этим названием  есть научные объяснения и разработки, пришлось ждать более 2000 лет.

Конфликт, который порождает истерию,  происходит за счет ингибирования сексуального влечения, конечной целью которого является воспроизведение. Конверсия осуществляется  путем перемещения, которое является бессознательным механизмом, позволяющим перенесение конфликта от психической сущности к соматической, от одного органа к другому.

Бруна Марци ©

Vai alla versione italiana

Библиография
Freud S. (1897).  Epistolari Lettere a Wihelm Fliess 1887-1904.Torino: Boringhieri, 1986, pp. 297-300.
Freud S. (1896). Nuove osservazioni sulle neuro psicosi da difesa. In Opere Vol. II. Torino: Boringhieri, 1968, p. 312.
Freud S. (1905). Le mie opinioni sul ruolo della sessualità nell’etiologia delle nevrosi. In Opere Vol. V. Torino: Boringhieri,  1972, p. 223.
Freud S.& Breuer (1892). Comunicazione preliminare: Sul meccanismo psichico dei fenomeni isterici. In Studi sull’isteria (1892-95) Opere Vol. I. Torino: Boringhieri, 1967.
Freud S. (1908). Osservazioni generali sull’attacco isterico. In Opere Vol. V. Torino: Boringhieri, 1972, p. 445.
Peluffo N. (2003). Riflessioni sulle costanti rappresentazionali-affettive dell’espressività umana. Relazione al Convegno CCSP, “Origini del popolamento e cultura dell’homo sapiens”. Capo di Ponte: Edizioni del Centro.
Roccatagliata G. (1900). Isteria. Roma: Il pensiero scientifico.
Rossi R. (2002). Il “povero guitto”. Come si fa senza isteria. In Attualità dell’isteria: malattia desueta o posizione originaria, a cura di Mattioli G., Scalzone F. Roma: Franco Angeli.
Scalzone F. (1999). Introduzione. In Perché l’isteria? Napoli: Liguori.



Tags:


Notizie sull'Autore

Marzi Bruna

La Dottoressa Bruna Marzi è nata a Frosinone il 13.01.1958
Psicologa, psicoterapeuta, iscritta all'Ordine degli Psicologi della Lombardia n. 5482.
É membro attivo della Società Internazionale di Micropsicoanalisi e membro didatta dell'Istituto Italiano di Micropsicoanalisi.
Responsabile del modulo "La micropsicoanalisi" nel corso di specializzazione in psicoanalisi, psicoterapia psicoanalitica e consultazione psicoanalitica presso l'Istituto universitario di psicoanalisi di Mosca.
Responsabile del Centro moscovita dell'Istituto italiano di micropsicoanalisi.
Esercita l'attività clinica e di formazione sul territorio nazionale e in Russia.
Già consulente psicologo presso la Asl di Bg (Val Seriana), presso i Comuni del bresciano (Rovato, Erbusco, Cortefranca) e il Consultorio Val Seriana (Albino).
Possiede una vasta esperienza nel campo della tutela minorile e nei casi di maltrattamento ed abuso sessuale delle donne.
Dal 2000 è consulente presso il centro antiviolenza di Bergamo, associazione Aiuto Donna.
Svolge attività di supervisione nelle Comunità di accoglienza per minori e donne, nella provincia di Bergamo e Brescia.
E' perito presso il Tribunale Civile di Bergamo.
E' autrice di numerose pubblicazioni presentate a Congressi nazionali ed internazionali.
Possiede un'ottima conoscenza parlata e scritta dell'inglese e del russo.

 

Бруна Марци 
Доктор психологических наук – психотерапевт 
Закончила психологический факультет римского университета «La Sapienza». Далее специализировалась в микропсихоанализе и микропсихоаналистической психотерапии в Турине и в Швейцарии под руководством Проф. Н. Пелуффо - основателем Итальянского института микропсихоанализа.
Зачислена в Орден психологов с самого его основания (№ 5482).
Действительный член Международного общества микропсихоанализа, тренинговый  психоаналитик Итальянского института микропсихоанализа.

Руководитель курса по микропсихоанализу в Московском институте психоанализа.

Руководитель московского центра Итальянского института микропсихоанализа.
Благодаря работе в области медицинских и социальных услуг приобрела обширный опыт в случаях психологического, физического и сексуального насилия по отношению к детям и женщинам.
Ведет преподавательскую деятельность и супервизии с психологами и психотерапевтами разных учреждений.
Эксперт Судьи г.  Бергамо.
Является автором многих научных докладов и статей, представленных как на национальных, так и на международных Конгрессах.

Хорошо владеет английским и русским языками.

 

 

Dr. Bruna Marzi was born in Frosinone on 01.13.1958.
Graduated in Psychology at "La Sapienza" University of Rome. She carried out her psychoanalytic training in Turin and Switzerland. 
Member of Italian Psychologists Association since its constitution (n.5482).
Member of the International Society of Micropsychoanalysis and training analyst of the Italian Institute of Micropsychoanalysis.
She is the main lecturer of the module "Micropsychoanalysis" in the Postgraduation programme of "Psychoanalysis, psychoanalytical psychotherapy and psychoanalytical consultation" at the University of Psychoanalysis of Moscow.
She is also the manager of the Moscow Centre of the Italian Institute of Micropsychoanalysis.
She works in Bergamo and Moscow, where she practices psychoanalysis and psychotherapy in Italian, Russian and English with people of different nationalities.
She has extended experience on cases with battered and sexually abused women.
She's trainer and supervisor of several Hosting Communities for children and women and leads master classes for postgraduate psychologists in Italy and Russia.
Expert of the Court of Bergamo
Author of several scientific publications presented at National and International Congresses.
She's fluent in English and Russian languages.
 

 

 



Torna sú ↑