Доклад на ХI Съезд Международного Общества Перинатальной Медицины – Москва 19/22 Июня 2013

Прежде всего я хотела бы поблагодарить Международное Общество Перинатальной Медицины в лице Президента Проф. GiancarloDiRenzo, который пригласил нас на этот XI Съезд, и Русский Оргкомитет в лице Президента Проф. Николая Володина, великолепно организовавшего это мероприятие. В знак признательности за теплое русское гостеприимство, я решила прочитать свою вступительную речь на русском языке. Заранее прошу прощения за ошибки, которые я буду делать, и за сильный итальянский акцент.

Наша конференция родилась из встречи двух дисциплин: психоанализа и акушерства-гинекологии, и благодаря плодотворному сотрудничеству между Итальянским Институтом Микропсихоанализа и Международным Обществом Перинатальной Медицины.

Я думаю, что для того, чтобы сотрудничество было продуктивным, нужно взаимно принять различия и найти общий язык, в котором преобладало бы стремление к знаниям и исследованию. Мы являемся доказательством того, что это возможно: два года назад в Таормине мы встретились на предварительном семинаре с Профессором Аsim-ом Kuriak-ом и с Профессором Brent-ом, а затем – снова на Сицилии и в Бергамо – мы представили эту конференцию с Профессором Honemeyer-ом. А сегодня мы в Москве!

В наши дни обсуждение внутриутробной жизни больше не вызывает удивления, по крайней мере, после того, как стало возможным наблюдение за движениями и поведением плода с помощью ультразвука, и благодаря исключительным открытиям Профессора Ian-а Donald-а и его последователей.

Несмотря на это во многих кругах существует определенное недоверие к гипотезе о существовании психики у плода и о его способности выразить через поведение импульсы, которые он получает.

Сомнения касаются в основном существования взаимодействия между матерью и плодом и коммуникационного канала, используемого в том особом типе отношений, в котором невозможен доступ через привычные экспрессивные коды — язык, письмо или живопись.

Спорным является и способ фиксирования первичных переживаний в человеческой психике так, чтобы они могли быть запомнены, выражены и переданы впоследствии.

Исследование профессора Honemeyer-а идут в этом направлении, и он сам расскажет нам об этом в своем выступлении.

Психоаналитики начали задаваться вопросами о пренатальном опыте еще до того, как технический прогресс позволил систематическое изучение жизни плода с последующим приобретением всех современных знаний о развитии плода.

В далеком 1925 году первооткрыватель психоанализа З. Фрейд писал об этом:  «Между внутриутробной жизнью и ранним детством существует гораздо бòльшая преемственность, чем нам позволяет полагать впечатляющая цезура акта рождения».

Как известно, Фрейд исходил из наблюдений за взрослыми людьми; он изучал истерические синдромы и, благодаря психоанализу (что буквально означает «разложение души»), постепенно пришел к открытию, что они берут свое начало в вытеснении сексуальных и агрессивных желаний, испытываемых ребенком в раннем детстве к родителям.

Его научной лабораторией была приемная, а материалом исследования — свободные ассоциации анализируемых: мысли, образы, эмоции, чувства, фантазии и сны, экстериоризируемые и вербализируемые во время ежедневных сеансов (6 раз в неделю).

После второй мировой войны знания о психологическом развитии ребенка получили дальнейшее развитие, благодаря работе психоаналитиков переходного возраста. Большой вклад был сделан систематическым наблюдением за поведение ребенка – так называемым «infantobservation». Это привело к открытию новых навыков у ребенка, например, стало ясно, что он в состоянии устанавливать отношения независимо от удовлетворения своих потребностей.

Со времени Фрейда, в самой технике психоанализа мало что изменилось, по крайней мере, в отношении тех специалистов, которые продолжают работать в рамках учения Мастера. Многие отошли от Фрейда и внесли изменения в технику сессий, сократив число еженедельных встреч или изменив сеттинг; другие, напротив, увеличили продолжительность сессии, чтобы легче было преодолеть сопротивление аналитической работе — техника, не совсем чуждая самому Фрейду, который применял ее в тех случаях, когда – по его собственному выражению – требовалось больше часа в день, чтобы пациент «оттаял», то есть установил контакт с врачом.

Фрейд пишет: «…Иногда встречаются больные, которым следует уделять больше времени, чем 1 час в день в среднем, исходя из того, что они используют большую часть времени на то, чтобы оттаять и в итоге стать более общительными».

К концу 50 годов некоторые европейские психоаналитики – швейцарский   психиатр SilvioFanti и итальянский психолог Nicola Peluffo – Профессор Кафедры Динамической Психологии в Университете Турина – начали использовать в работе интенсивный метод, и продлили длительность сессии до 2/3 часов, сделав встречи почти ежедневными.

Специфичность данной техники состоит в возможности ориентироваться в длительности и частоте сеансов, в зависимости от психологического состояния субъекта и от его способа выражения своих трудностей. Психоаналитик принимает по 2/3 человека в день, и в его кабинете нет зала ожидания. Таким образом, если это нужно, он всегда может продлить сессию настолько, насколько это нужно анализируемому, для того, чтобы высказать внезапно пришедшее ему в голову воспоминание, или сильную эмоцию, которую он ощутил.

Если бы сессия была прервана в этот момент, потому что время истекло и психоаналитику нужно было бы принимать еще одного пациента, это воспоминание и эта эмоция вернулись бы в состояние «замороженности», в котором они пребывали, и где, возможно, и остались бы навсегда.

В итоге, в зависимости от ограничений, накладываемых личными обстоятельствами (рабочие или семейные обязательства субъекта), этот метод акцентирует внимание, прежде всего, на индивидуальности человека и его психологических проблемах, избегая заключения в «setting» с жестко установленными параметрами.

Именно благодаря систематическому применению этого изменения психоаналитической техники, NicolaPeluffo сумел cобрать очень глубокий клинический материал, который он интерпретировал как первые переживания плода в отношениях с матерью.

Во время психоаналитических сессий (и не только), женщины, говоря о «беременности», выражают амбивалентность по отношению к ней, многими способами: например, они часто испытывают страх зачатия ребенка с врожденными деформациями или преждевременных родов; они фантазируют, что плод может упасть в туалет во время мочеиспускания или дефекации.

В первые месяцы беременности женщинам снятся сны, в которых их заполняют какие-то мелкие животные, они фантазируют о разлагающемся в утробе эмбрионе или о том, что они больны раком.

В 1976 году Nicola Peluffo издал книгу, которая вызвала сенсацию: «Микропсихоанализ процессов трансформации». В 2010 году вышло ее новое издание под названием «Психобиологическое отношение мать-плод».

Интерес Н. Пелуффо (N.Peluffo) к внутриутробной жизни был сфокусирован на особой динамике, существующей между матерью и плодом, обусловленной возможностью задержать/исторгнуть. Речь идет об амбивалентной связи, характеризующейся сосуществованием тяги к задержанию и тяги к отторжению в отношении эмбриона/плода. Клинический материал, который Peluffo приводит в своей книге, касается переживаний удушения и уничтожения его анализируемых, которые он связал с травматическим опытом пренатального и перинатального периодов.

Идеи Peluffo брали начало в исследованиях тех лет в области генетики. В частности, в трудах А. Beer-а и R. Billingham-а «Эмбрион как пересадка» (1974), где авторы задавались вопросом, почему беременность, которая имеет все характеристики несовместимой пересадки органов, не вызывает реакции отторжения. Действительно, плод несет в себе 50% генетического наследия отца, и поэтому его можно считать «аллотрансплантацией», т.е. пересадкой между двумя индивидуумами, генетически разными, но принадлежащими к одному виду. Этот вид трансплантации, в соответствии с законами иммунной системы, должен вызывать реакцию отторжения. Peluffo выдвинул гипотезу, согласно которой отторжения (выкидыша) не происходит, потому что в организме у беременной женщины происходит сдвиг конфликта с соматического к психическому полюсу. Следы этого конфликта можно проследить в переживаниях угрозы и уничтожения, выражаемых анализируемыми в длинных сессиях, в сновидениях и фантазиях женщин во время беременности.

Наблюдение за поведением плода путем ультразвукового исследования заставило исследователей задаться вопросами о чувствах удовольствия и неудовольствия плода: были прослежены связи между эмоциональными реакциям матери и плода, между материнскими стрессами и малым весом малыша при рождении.

Проводились мониторинги снов во время беременности, и было обнаружено, что в фазе REM (быстрого движения глаз, в которой снятся сны), плод больше движется, и т.д.

Эти и многие другие открытия подтвердили догадки Фрейда и его последователей о непрерывности дородовой и послеродовой жизни, и в то же время поставили перед учеными новые вопросы.Сейчас исследования касаются, главным образом, вопроса о том – как и где «записаны» эти ранние переживания человека, и как они влияют на его будущую жизнь.

Об этом и будут говорить следующие за мной докладчики, которых я вам представляю:

Доктор Quirino Zangrilli – врач-гомеопат и психоаналитик, Директор мультимедийного журнала «scienza e psicoanalisi www.psicoanalisi.it », автор книги «Жизнь: пустая оболочка» и многих научных публикаций.

Доктор Ulrich Honemeyer – гинеколог, специалист по ультразвуковому методу в акушерстве и гинекологии, Зам. директора DonaldSchool ультразвука в Дубае, близкий соратник профессора Asim-аKuriak-а.

Доктор Бруна Марци ©

Please follow and like us: